Вечерняя Москва: Ажиотажный спрос: почему россияне не почувствуют дефицита продуктов

— 11.03.2022 —

На полках российских магазинов можно найти испанские лимоны и апельсины, рыбу с Фарерских островов и кофе из Юго-Восточной Азии. При этом из-за введенных Западом санкций поставки некоторых продуктов из других стран могут прекратиться. «Вечерняя Москва» пообщалась с представителями разных отраслей, чтобы выяснить, какие продукты могут исчезнуть после введения ограничений, а недостаток каких Россия сможет компенсировать.

 

Яблок хватит на всех

 

В России невозможно производить некоторые овощи и фрукты, отметил президент Ассоциации садоводов России Игорь Муханин.

 

— Те же бананы, апельсины, ананасы, манго, авокадо мы производить не можем: зона не та. Говорят, уже в супермаркетах начали пропадать. Мы можем немного мандаринов и апельсинов, и то апельсины не развивали, потому что с испанскими трудно конкурировать. Но мандарины наши — общенародные любимцы. На Новый год абхазские или сочинские мандарины даже лучше покупают, чем любые испанские и турецкие, — рассказал специалист.

 

По прогнозам эксперта, из-за удлинения логистических цепочек доставка заграничных фруктов и овощей сильно подорожает, в результате чего импорт таких товаров прекратится. Как отметил Муханин, в первую очередь могут возникнуть проблемы с цитрусовыми, которые выращивают на юге Европы. Из Африки везти их трудно, даже если она не будет вводить никаких ограничений: в России нет собственных рефрижераторов, подчеркнул собеседник «ВМ».

 

Ряд фруктов и овощей Россия может производить самостоятельно, заметил специалист.

 

— Хоть над этим и смеются некоторые, но именно по сельскому хозяйству, особенно по садоводству, импортозамещение очень эффективно пошло с 2012 года. Яблоко в стране будет: сорта все выведены, технологии тоже. По груше есть вопросы по защите растений, а так и вишня, и слива, и персик — у нас все это в стране есть. Люди меньше будут есть бананов и больше — отечественных яблок, — рассказал собеседник «ВМ».

 

Могут возникнуть проблемы с клубникой: в основном Россия пользовалась рассадой из Италии и Голландии, отметил эксперт. Сейчас контракты расторгаются, и с посадками будет сложно, предупредил собеседник «ВМ».

 

Лимоны в России производить несложно, уверен Муханин.

 

— Лимоны тоже есть, у нас целые плантации: более двух тысяч гектаров под Сочи. Хотя испанские чуть послаще, не такие мелкие и кислые, но ничего страшного. У нас еще Индонезия есть, Индокитай — они тоже выращивают много цитрусовых, — отметил специалист.

 

С вишней и черешней проблем не будет, уверен собеседник «ВМ». Арбузы и дыни с полок в сезон также не пропадут, однако в зимний период в магазинах вряд ли получится увидеть маленькие арбузы по 500 рублей, которые пока еще можно найти сейчас, резюмировал специалист.

 

Рыбы не лишимся

 

Исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Александр Фомин отметил, что у России нет сильной зависимости от поставок рыбы из других стран.

 

— Санкций на экспорт рыбы не было, кроме данных о том, что рыбаки с Фарерских островов рассматривают этот вопрос, но пока конкретики нет. Наверняка будут трудности по линии транспортировки рыбы: Maersk объявил, что выходит из транспортировки в Россию, но есть другие перевозчики, поэтому пока некритично. У нас общий импорт — около 600 тысяч тонн в год, раньше он был больше примерно в два раза. В основном это то, чего не хватает в собственном рынке: из наиболее востребованных позиций — это скумбрия и сельдь, а также креветки и кальмары, — отметил эксперт.

 

Объемы вывоза рыбы из России значительно выше, чем объемы ввоза: около двух миллионов тонн против 600 тысяч, заметил Фомин. При этом вылов в России составляет примерно пять миллионов тонн в год. Если принять разумные меры по прекращению экспорта и переброске товара на внутренний рынок, то проблем не будет, уверен собеседник «ВМ».

 

Россия вряд ли полностью лишится какой-то рыбы, подчеркнул специалист.

 

— Могут сократиться поставки красной рыбы, если Фарерские острова все-таки введут ограничения на экспорт в Россию. Весь рынок мы не заместим, но другие страны частично закроют потребность. Учитывая, что это продукция премиум-сегмента, основная масса населения этого не заметит, — рассказал эксперт.

 

Фомин заметил, что цены на рыбу прогнозировать сложно: все зависит от курса доллара. Даже если потоки российского вылова будут перенаправлены на внутренний рынок, то при изменении курса рубля рыба все равно подорожает, однако цены могут снизиться, если предложение будет высоким. Во многом ценовую политику будут определять российский вылов и меры по сокращению экспорта, резюмировал эксперт.

 

Красная икра в России вообще не зависит от импорта, отметил Фомин.

 

— Теоретически, есть страны, которые могут ее поставлять, но они и так под антисанкциями с 2014 года, поэтому на рынок не влияют. Тут все будет зависеть от вылова летом этого года — сколько наловим, столько и будет произведено икры, это и будет диктовать цену. По прогнозам ученых, вылов будет существенно меньше, чем в прошлом году, но я надеюсь, что прогнозы не оправдаются, — заключил специалист.

 

Импорт мяса минимальный

 

По словам руководителя исполнительного комитета Национальной Мясной Ассоциации Сергея Юшина, Россия отправляет за рубеж больше мяса, чем ввозит в страну. Учитывая, что у РФ могут возникнуть проблемы с отправкой продуктов в другие страны, товар просто будет в большем количестве уходить на российский рынок, отметил специалист.

 

Значительная часть импорта в Россию приходится на Беларусь, уточнил эксперт.

 

— По птице мы тоже больше экспортируем, чем импортируем, и импорт у нас в основном из Республики Беларусь. Здесь проблем не должно быть, если она будет производить. Что касается говядины, то доля импорта, включая импорт из Беларуси, которому вряд ли что-то угрожает, составляет порядка 17 процентов наших общих ресурсов, — рассказал собеседник «ВМ».

 

Как отметил специалист, остальные страны-импортеры (в частности, Бразилия, Парагвай, Колумбия, Индия и Аргентина) не имеют планов по прекращению экспорта. В ситуацию вмешивается коллапс с логистикой из-за проблем в портах Европы, однако эти трудности временные, уверен Юшин.

 

Определенную тревогу вызывает отказ контейнерных линий перевозить в том числе продукты питания в Россию, заметил эксперт.

 

— Это не санкции, наложенные странами, их нет: подчеркнуто, что санкций против лекарственных препаратов и продовольствия не будет. Но мы сталкиваемся с односторонними решениями компаний не участвовать в транспортировке грузов. Наше производство пока работает стабильно: в январе были высокие темпы увеличения производства по всем видам мяса. Дальше будем смотреть, потому что скот — это прежде всего полноценные корма. Зерновые у нас, понятное дело, свои, но мы много ввозим соевых бобов на переработку. Важно, чтобы продолжалось поступление незаменимых аминокислот, витаминов, ветеринарных препаратов — это то, без чего невозможно продолжать эффективное и низкое по себестоимости производство. Тем более что сейчас многие компоненты, участвующие в производстве скота и птиц, валютнозависимые и из-за курса резко подорожали, — рассказал Юшин.

 

Глобальная продовольственная инфляция ведет к снижению потребления некоторых продуктов, заметил специалист. Так, по сравнению с 2014 годом в 2015 году потребление мяса в РФ снизилось на шесть процентов. Однако с 2016 года потребление мяса только росло: оно увеличилось с 72 до 77 килограммов на человека в год, отметил эксперт.

 

Такая цифра существенно выше среднемировых значений, подчеркнул собеседник «ВМ».

 

— Рекомендованная медицинская норма — 70–75 килограммов. Понятно, что есть люди, которые гораздо меньше мяса потребляют, потому что у всех разные доходы. Но в богатых странах потребление находится на уровне 82–83 килограммов на человека в год, в среднем по миру — 43 килограмма на человека в год. Мы существенно выше среднемирового потребления, а 10 лет назад мы потребляли всего лишь 65 килограммов на человека в год. Мясо все эти годы оставалось доступным продуктом и более привлекательным по соотношению цены и питательной ценности, чем те же огурцы, — рассказал специалист.

 

Эксперт отметил, что для сохранения спроса на мясо среди незащищенных слоев населения в нынешних условиях можно оказывать им адресную поддержку.

 

Правительство может принять различные меры по ограничению ввоза продуктов из-за границы, чтобы снизить цены для потребителя, подчеркнул специалист.

 

— В конечном итоге все упирается в мировую экономику. Например, цены на зерновые культуры. Они сейчас приблизились к рекордным ценам, которые были 10–12 лет назад, но это в долларах, который сегодня существенно подешевел. Значит, на самом деле сегодня зерно стоит дешевле в мире, чем 10–12 лет назад. В этом плане государство может принять такие меры, как ограничение экспорта через квоты и плавающую пошлину, а по отношению к определенным культурам — тотальный запрет на экспорт, чтобы отвязать наши цены от мирового рынка, — рассказал собеседник «ВМ».

 

По его словам, у такого подхода есть и серьезные минусы: фермеры недополучат прибыль, которую могли инвестировать в приобретение новой техники, модернизацию парка комбайнов и тракторов, покупку большего объема удобрений и расширение посевных площадей. России крайне важно наращивать собственное производство мяса: например, раньше Россия была привилегированным покупателем говядины на рынке Южной Америки. Сегодня таким покупателем стал Китай, который готов платить больше России, заключил специалист.

 

Кофе и чай будут, но дороже

 

Кофе в Россию поставляют страны, которые отказались вводить ограничения, отметил генеральный директор ассоциации производителей чая и кофе «Росчайкофе» Рамаз Чантурия.

 

— Кофе растет в странах, которые не входят в политически сложный для нас фланг, который вводит санкции. В основном мы получаем кофе из Бразилии, Вьетнама, ряда центральноамериканских стран, Африки, Индонезии, Индии, Юго-Восточной Азии в целом. Кофе в России — стопроцентно импортируемый продукт, — рассказал специалист.

 

Как отметил эксперт, чай в Россию также поставляют страны, которые не поддержали санкции: Индия, Шри-Ланка, Китай, Кения. В России чай производится в очень небольших объемах: так, плантации в Краснодарском регионе дают только 0,2 процента от потребностей рынка.

 

Собеседник «ВМ» отметил, что в нынешних условиях поставщики требуют стопроцентную предоплату. Раньше вся цепочка работала в условиях отсрочки платежа, и новые требования осложняют работу российских компаний. Кроме того, добавилось и подорожание перевозок, отметил эксперт.

 

Несмотря на трудности, сильных проблем с поставками быть не должно, уверен специалист.

 

— Сейчас были сбои, когда начали останавливать поставки, и еще не было договоренности относительно того, какие продукты будут пропускать в Россию. Вроде как достигнута договоренность, что еда и лекарства пропускаться будут. Пока ситуация была подвешена, во многих европейских портах зависли контейнеры с грузами. Провал небольшой с поставками уже был, но я надеюсь, что он незаметно для нас пройдет, — рассказал Чантурия.

 

По словам специалиста, дефицит кофе возможен, если сетевые магазины не договорятся с производителями: в долгосрочных контрактах не допускается изменение цены. За просрочку поставок сети грозят поставщикам большими штрафами, однако поставки по старой цене при выросшем курсе доллара будут невыгодны производителям, отметил эксперт.

 

Сетям лучше повысить цены и дать поставщикам возможность работать в будущем, уверен Чантурия.

 

— С учетом того, что сейчас будет небольшой дисбаланс в поставках, могут быть определенные перебои. Сетям необходимо отменить штрафы за непоставку по уважительной причине, потому что у многих компаний может не оказаться возможностей. В этих условиях у операторов дилемма: им говорят со всех сторон не повышать цены. Но в условиях, когда товар, будь то чай или кофе, является на 70 процентов валютным (учитывая, что сырье занимает довольно серьезную долю в себестоимости производства), подход, при котором цена не повышается, грозит через определенное количество дней и месяцев дефицитом, будут колоссальные перебои дальше, — рассказал эксперт.

 

Специалист обратил внимание, что цены на чай и кофе неизбежно вырастут. По его словам, существует три ценовых сегмента: один из них рассчитан на людей с низкими доходами, другой — на покупателей со средними доходами, в третьем сегменте представлены товары премиум-класса. В первом случае для потребителя наиболее важна цена, во втором — соотношение цены и качества, в третьем — качество, подчеркнул Чантурия.

 

Рост цены будет распределяться между ценовыми сегментами, отметил эксперт.

 

— В премиальном сегменте продукция подорожает значительно, в среднем — относительно сильно, в экономсегменте повышение будет, но оно будет минимальным. Потребитель премиальной продукции будет лоялен к наценке, и этой повышенной наценкой магазины смогут компенсировать рост цены в экономсегменте, где товар получится продавать по себестоимости с минимальной прибылью, — рассказал Чантурия.

 

Такой инструмент нередко применяется магазинами, отметил специалист. Так, когда сетям запретили поднимать цены на подсолнечное масло и сахар, были увеличены наценки на некоторые товары, которые имеют меньшее значение: например, на консервированные огурцы, бананы или ананасы.

 

Падения спроса на чай и кофе не ожидается, уверен собеседник «ВМ».

 

— Есть определенные риски, связанные со снижением потребления чая и кофе, если он будет слишком дорожать, но в целом такого совсем значительного, кардинального изменения мы не ожидаем, — резюмировал он.

 

Игорь Синельников

 

https://vm.ru/society/951437-azhiotazhnyj-spros-pochemu-rossiyane-ne-pochuvstvuyut-deficita-produktov

НАЗАД


Контакты

121614, Россия, г. Москва, Крылатские холмы, д. 47, офис 3
тел.: +7 (495) 981 09 99
факс/тел.:  +7 (495) 414 55 76
info@fish-alliance.ru

Для прессы:
тел.: +7 (915) 474 83 00
Наша Ассоциация приветствует российские СМИ, освещающие вопросы рыбной отрасли. Мы рады сотрудничеству с прессой и оперативно реагируем на запросы журналистов.

За более подробной информацией, пожалуйста, обращайтесь
по адресу: pressa@fish-alliance.ru