Эксперт: Дорогие не наши рабочие

— 13.09.2021 —

Сразу несколько отраслей экономики едва справляются с дефицитом рабочих рук, прежде всего из-за трудностей с въездом в Россию трудовых мигрантов. Это приводит к росту зарплат и повышению себестоимости продукции

 

«Дефицит официантов и поваров в наших ресторанах составляет более двадцати процентов», «число вакансий на курортах выросло на триста процентов», «рабочие в локдаун разъехались со строек, и собрать их теперь трудно», «мы испытываем острый дефицит сборщиков ягод» — со всех сторон представители отраслей сообщают о дестабилизации на рынке труда и нехватке рабочей силы. Из-за отъезда в связи с пандемией рабочих-мигрантов и затруднений с их возвращением в Россию многие компании оказались не в состоянии поддерживать производственный процесс. Строительные, аграрные, логистические компании, рестораторы и отельеры заявляют о дефиците примерно трети рабочих рук.

 

Помимо этого на кадровую ситуацию повлияла и перестройка экономики: в пандемию стали бурно развиваться онлайн-сервисы, службы доставки и такси — спрос на работников здесь вырос почти втрое. Многие российские рабочие перешли туда на более высокие зарплаты и не хотят возвращаться на прежнюю работу.

 

В связи с этим представители ряда отраслей попросили правительство ввести временные послабления для въезда мигрантов. Сегодня власти помогают строительным и некоторым аграрным компаниям организованно завозить мигрантов из стран ЕАЭС и даже дальнего зарубежья. Некоторые компании сами готовы оплачивать переезд мигрантов и их оформление. Крупные холдинги для решения кадровой проблемы запустили программы подготовки собственных специалистов и даже укоренения иностранных граждан рядом с местом работы. Большинство же компаний занялись подготовкой кадров из числа российских граждан, сетуя на недостаток образовательных программ для рабочих специальностей. МВД предложило и более системный подход в виде поправок к закону, нацеленных на либерализацию выдачи разрешений на въезд и на работу. Это позволит существенно обелить рынок такой рабочей силы (сегодня до половины мигрантов работают без официального найма и нередко страдают от бесправия), облегчит наем мигрантов и увеличит их поток, что позволит всем отраслям с меньшими потерями переживать рыночные потрясения в будущем.

 

В начале сентября президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка (АПТПРР) и основатель сети магазинов-ресторанов «Моремания» Виталий Корнев обратился в правительство с просьбой разрешить работодателям самостоятельно оформлять разрешение на въезд и работу мигрантов. Это позволит рестораторам в крупных городах восполнить дефицит работников, который составляет до 30% (иностранных и российских граждан) штатного расписания. «Наши предложения сейчас рассматривают МВД и Минтруда, на днях нас уже включили в рабочую группу по этому вопросу, среагировали оперативно, — доволен вице-президент АПТПРР Артем Ломизе. — Основное наше предложение в том, чтобы в виде исключения разрешить мигранту работать, пока на него оформляют документы, что занимает от месяца до полугода. И в этот период работодатель должен его содержать». По его словам, в 24 точках сети «Моремания» дефицит кухонных линейных поваров и официантов составляет около 20%. Вице-президент Союза управляющих ресторанами и основатель сети ресторанов «Мясо & рыба» Сергей Миронов подсчитал, что в отрасли дефицит кадров составляет от 20% в обычных заведениях до 90% в этнических. «Многие не возвращаются из своих стран, куда уехали в пандемию, из-за неопределенности: то ли его развернут на границе, то ли нет, то ли дадут разрешение на въезд или работу, то ли не дадут, — объясняет Сергей Миронов. — А переезд подорожал кратно, до получения разрешения надо на что-то жить».

 

По данным Федерации мигрантов России и МВД, в РФ ежегодно находятся от 8 до 11 млн иностранных граждан; в 2020-м их число сократилось до 5,5 млн человек, но в этом году постепенно восстанавливается. «Возвращаются, но мало, поскольку границы открыты только с Таджикистаном и Узбекистаном, откуда летают всего по два самолета в неделю, нет ни поездов, ни автомобильного сообщения. Поэтому перелет подорожал в пять–десять раз, до шестидесяти–ста тысяч рублей, — говорит президент Федерации мигрантов России Вадим Каженов. — С другими странами СНГ транспортной связи нет вовсе».

 

Рестораторы пока выходят из положения повышением заработной платы в среднем на 15–30%. «Кто-то перераспределяет обязанности между оставшимися поварами, — говорит глава управляющей ресторанами компании Hurma Recruitment Дмитрий Левицкий. — Но так или иначе затраты закладываются в меню, снижается конкурентоспособность заведений». По словам Артема Ломизе, в «Моремании» зарплаты линейных сотрудников повысились с 50–60 тыс. до 80–110 тыс. рублей. «И все равно неохотно идут работать российские граждане, поэтому нам так нужны мигранты, которым тоже уже придется платить больше, — говорит Артем Ломизе. — У нас в структуре затрат фонд оплаты труда занимает до пятидесяти процентов. При повышении его на двадцать процентов рентабельность близится к нулю. В прошлом году она в ресторанном бизнесе была и вовсе отрицательной, в этом — несколько процентов». Тем не менее, по его словам, некоторые рестораторы готовы платить за оформление каждого мигранта по 40–60 тыс. рублей. «Мы тоже повышаем зарплаты, поскольку ощутили нехватку трети персонала, — говорит владелец ресторанов “Уголек”, Pinch, Uilliam’s, “Северяне” Илья Тютенков. — Это особенно большая проблема при открытии новых ресторанов. С другой стороны, у нас появилось новое видение рынка: лучше стали относиться к персоналу, адаптироваться к их завышенным требованиям».

 

Те же проблемы испытывает и смежный с ресторанным бизнес отельеров, у которых в прошлом году, например в курортных городах, число вакансий выросло на триста процентов и более. Как следствие, снижается качество услуг. «Прошлый сезон был катастрофическим, сейчас тоже остро стоит проблема кадров, от двадцати до восьмидесяти процентов персонала не хватает в некоторых отелях, — говорит генеральный директор национального туроператора “РВБ Алеан” Илья Умарский. — Причина та же: затрудненный въезд иностранцев и снижение мобильности россиян. В итоге приходится брать абы кого с улицы и срочно обучать. А даже чтобы убирать номер, нужна особая квалификация, не все справляются». По его словам, отельеры тоже повышали зарплаты в прошлом и в этом году на 20–30%, но качество услуг только снизилось из-за новичков. Впрочем, в отличие от рестораторов повышать зарплаты они могли себе позволить, поскольку рентабельность в сезон достигала 40–50% из-за наплыва россиян на внутренние курорты из-за закрытия границ.

 

Дефицит рабочих рук поставил под угрозу урожай овощей борщевого набора, фруктов и, главное, ягод, к сбору которых привлекают больше всего сезонных рабочих. В прошлом году директор Национального плодоовощного союза Михаил Глушков оценивал дефицит рабочих на полях в сто тысяч человек (хотя 70% из них регионы смогли найти среди россиян). «Трудодень сезонников стоил полторы тысячи рублей в прошлом году, в этом уже пять тысяч, и треть рабочих компании не могут найти, — говорит Михаил Глушков. — Из-за этого себестоимость продукции, для выращивания и сбора которой используется больше всего ручного труда, выросла на пять–десять процентов». Это означает, что урожай будут собирать дольше и его качество может снизиться, а с ним и общая доходность. А значит, аграрии могут сократить посевы в будущем, что нарушит овощной баланс.

 

В компаниях, входящих в Ягодный союз, в прошлом и в этом году сокрушались из-за потери чуть ли не трети садовой земляники, которую не успевали собрать в некоторых хозяйствах из-за нехватки рабочих рук. «Мы испытывали острый дефицит сборщиков ягод. В итоге при падении эффективности расходы на сезонных рабочих увеличились почти вдвое, — поясняет директор ягодного сада “Рассвет” Владимир Федотов. — В пиковые периоды, когда уходовые работы пересекаются со сбором спаржи и сразу нескольких видов ягод на площади около 150 гектаров, предприятие испытывает потребность примерно в 250 рабочих ежедневно — это плюс 150 процентов к основному персоналу». По его словам, привлечение сотрудников из числа местных жителей неэффективно ввиду их немногочисленности (город Сергач Нижегородской области) и занятости на основном предприятии города. «Повышающие коэффициенты в минувшее жаркое лето превышали основной тариф в три раза (в теплицах стояла жара под пятьдесят градусов), но даже это мало помогает удержать персонал», — говорит Владимир Федотов.

 

Меньше всего зависят от труда мигрантов компании южных регионов, где население привычно к полевым работам. «Политика работы с местным персоналом выбрана в том числе из-за дополнительных расходов, которые ложатся на компанию: трансфер иностранца, оформление, проживание, организация питания, бытовых условий и безопасности внутри коллектива и за периметром предприятия, — говорит руководитель дивизиона “Сады” группы компаний “АФГ Националь” Олег Рьянов. — Мы стараемся ежегодно нанимать одни и те же бригады, поскольку специфика сбора яблок требует определенной последовательности действий, от качества которых напрямую зависит качество продукта». В винодельческо-туристическом кластере «Абрау-Дюрсо» тоже трудятся россияне, сезонный дефицит, на уровне пяти процентов, не ощущается. «Но из-за карантинных мер и снижения внутренней трудовой миграции, а также конкуренции среди работодателей рабочие вакансии стали более востребованы, чем два года назад, — говорит директор по организационному развитию и управлению персоналом ГК “Абрау-Дюрсо” Дмитрий Коржнев. — Потенциальные работники, традиционно приезжающие в Абрау-Дюрсо на сезон, предпочитали не рисковать и оставались дома».

 

Наибольший масштаб бедствия наблюдается в строительстве, где очень широко используется труд мигрантов. После остановки строек в прошлом году оттуда безвозвратно ушли на другую работу и российские рабочие. В июле Минстрой оценивал общую потребность в трудовых ресурсах для строительной отрасли в два миллиона человек. Отрасли помогло правительство РФ, запустив в январе механизм доставки мигрантов чартерными рейсами. С тех пор привезено уже около 20 тыс. мигрантов из Узбекистана, Киргизии, Казахстана, Азербайджана, Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины, с правительствами которых Минстрой подписал соглашения о наборе кадров и снятии транспортных ограничений именно для строителей. Крайняя необходимость в этом объяснялась тем, что темпы строительства начали заметно снижаться.

 

Из-за закрытия границ работодателям пришлось переключиться с мигрантов на россиян, что привело к росту фонда оплаты труда; по данным Национального объединения строителей, в среднем на 20–30%. «Себестоимость строительства повысилась за последний год на 15 процентов, в том числе из-за роста зарплат», — говорит генеральный директор строительной компании Keyfor Евгений Шевкун. Владелец группы компаний Crocus Group Араз Агаларов отмечает, что с 2019 года зарплаты пришлось повысить на 30–40%, а себестоимость строительства выросла в целом на 15–20% (но не только из-за удорожания труда). В числе специальностей, по которым респонденты отмечают наибольший отток иностранной рабочей силы, — разнорабочий, штукатур, каменщик, бетонщик и прочие, дорожные рабочие. По данным агентства Superjob, в строительстве число вакансий выросло на 176% (август 2021-го к августу прошлого года), при том что число соискателей сократилось на шесть процентов. «Для себя мы нашли выход: работаем с проверенными подрядчиками, у которых есть собственные трудовые ресурсы, — говорит президент ГК “Основа” Александр Ручьев. — Мы договаривались с подрядчиками и мотивировали их сохранить на время пандемии и вынужденного простоя коллективы, что позволило нам уже на следующий день после снятия ковидных ограничений вывести восемьдесят процентов людей на наши стройки, а в течение недели довести объем рабочих на своих стройках до ста процентов». Однако и он признается, что пришлось повысить зарплаты: по всем строительным площадкам «Основы» средний уровень затрат на рабочую силу вырос на 10–15% за последние несколько месяцев. «Набирает обороты тенденция, когда подрядные организации переманивают друг у друга рабочих, — говорит директор по строительству ГК “Гранель” Андрей Зимонов. — Из-за дефицита рабочей силы услуги подрядных организаций подорожали в общей сложности на 20–25 процентов с конца прошлого года».

 

Строителям помогло снятие Россией еще в прошлом году запрета на въезд из стран ЕАЭС. Но проблема общая для всех: платить за чартерные рейсы для мигрантов строителям приходится от 60 тыс. рублей и выше за человека, что могут позволить себе только крупные застройщики. Тем не менее, по данным Минстроя, с января по август на стройплощадки России удалось завезти около 15 тыс. мигрантов.

 

Зарплаты приходится повышать во многих отраслях еще и потому, что наряду с оттоком мигрантов на потребительских рынках произошли структурные изменения: режим самоизоляции и удаленной работы стали драйвером развития сервисов доставки, оборот которых за год вырос более чем втрое, а также всячески поддерживаемых столичными властями сервисов такси, которые перевезли в прошлом году вдвое больше пассажиров, чем в 2020-м. В эти сектора перетекли как оставшиеся мигранты, так и российские работники со строек, из логистических b2b-компаний, тех же ресторанов и отчасти ритейла.

 

В Superjob отмечают, что наибольший рост количества вакансий за год показали сервисы доставки: число вакансий для курьеров выросло в четыре раза, а среднее зарплатное предложение — вдвое. Например, в Delivery Club ранее заявляли, что до пандемии обрабатывали два миллиона заказов в месяц, в прошлом году — до пяти миллионов, в этом — около семи миллионов. В «Яндекс Go» летом говорили, что число активных курьеров на линии в три с половиной раза превышает показатель 2019 года. «В сервисы доставки и такси ушли водители грузовиков, линейные сотрудники магазинов, — говорит председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла Андрей Карпов. — Зарплаты там выросли». Хотя в ритейле тоже используют немало труда мигрантов, в целом он не оказался в числе сильно пострадавших отраслей по двум причинам: крупные торговые сети сами развивали сервисы доставки и перераспределили «заскучавших» продавцов в курьеры.

 

В крупной (промышленной) логистике отток кадров в сторону потребительской доставки также привел к необходимости повышения зарплат, а вместе с ними на треть выросли не менявшиеся уже пять лет тарифы на перевозку и хранение продукции. Директор по персоналу и коммуникациям транспортной компании FM Logistic в России Мария Шиповалова отмечает миграцию рабочей силы на рынок e-commerce. «Эта тенденция, а также демографический спад в нашей стране стали причинами нехватки сотрудников: приток нового персонала в целом сократился, многие уходят, в том числе со складов, работать курьерами», — говорит Мария Шиповалова.

 

Логисты оценивают дефицит примерно в 30% работников в среднем по рынку, зарплаты разные компании поднимали в течение года на 15–30%. Впрочем, некоторым помогли трудности в смежных отраслях. «В начале прошлого года наша компания запускала новую складскую площадку в Московской области и набирала руководящий персонал и рабочих склада, — рассказывает национальный директор по персоналу Kuehne + Nagel в России и странах СНГ Вероника Зуева. — Мы столкнулись с большим потоком кандидатов, которые ранее работали в аэропортах и компаниях, обслуживающих аэропорты — пассажиропоток там фактически прекратился ввиду антиковидных ограничений».

 

Ставка на собственные кадры

 

Трудности с привлечением работников и увеличение издержек на зарплаты подвигает многие компании пересматривать как технологические процессы, так и управленческие. «В ритейле новые технологии, например автоматизация складов, анализ больших данных для оптимизации персонала, вплоть до магазинов беcкассового обслуживания, которые уже тестирует X5 Group, служат некой подушкой безопасности», — говорит Андрей Карпов. В «Утконосе» сообщили, что для улучшения ситуации с подбором кадров они начали выходить в новые регионы. Ресторатор Сергей Миронов предлагает взяться за решение кадрового вопроса совместно с муниципалитетами: «Мы вскоре сформулируем и представим такой проект мэрии Москвы. Город по заявкам компаний может сам организовывать заезд мигрантов, упрощать их регистрацию, расселять по низким ценам в общежитиях. При этом иностранцы сами оплатят переезд, но из-за увеличения потока пассажиров он будет стоить десять–двадцать тысяч рублей, а не сто тысяч, и у мигранта будет гарантия, что все получится с работой», — говорит Сергей Миронов.

 

В Картофельном союзе учли кадровый провал прошлого года и сделали ставку на организованный набор мигрантов в республиках, с которыми есть межправительственные соглашения. «На межправительственном уровне есть договоренности с Узбекистаном и Таджикистаном, которые позволяют нам  работать  с компаниями, получившими лицензии в своих министерствах труда на организованный набор мигрантов. Они выступают гарантами при ввозе мигрантов, формируют группы, — говорит эксперт Картофельного союза Светлана Сонина. — Наши компании делают заявки на количество мигрантов, специальности, оплачивают перелет по договору с авиакомпаниями, обеспечивают встречу и  проживание мигрантов». Доставка авиарейсом одного рабочего  обходится, в зависимости от расстояния, от 24 до 40 тысяч рублей.

 

Чтобы не зависеть от труда мигрантов и дефицита молодых специалистов на производстве, многие крупные и средние компании начали больше внимания уделять собственной «ковке» кадров. Например, группа «Продо» сотрудничает с высшими и средними специальными учебными заведениям. «Мы, например, работаем с Тимирязевской академией и Волоколамским аграрным техникумом “Холмогорка”, — говорит начальник управления по работе с персоналом Клинского мясокомбината группы “Продо” Елена Цветкова. — Мы регулярно выезжаем с ярмарками вакансий, принимаем студентов на практику с последующим трудоустройством. Мы также направляем туда наших действующих сотрудников для повышения квалификации, получения профессионального образования, чтобы они могли развиваться и двигаться вверх по карьерной лестнице».

 

В компании «Абрау-Дюрсо» с недавних пор существует программа привлечения и удержания молодежи на селе и ее трудоустройства на свои предприятия с гарантией рабочего места и достойной заработной платой. «Выпускники местных школ направляются на обучение по специальностям, в которых мы испытываем

 

Александр Лабыкин

 

https://expert.ru/expert/2021/38/dorogiye-ne-nashi-rabochiye/

НАЗАД


Контакты

121614, Россия, г. Москва, Крылатские холмы, д. 47, офис 3
тел.: +7 (495) 981 09 99
факс/тел.:  +7 (495) 414 55 76
info@fish-alliance.ru

Для прессы:
тел.: +7 (915) 474 83 00
Наша Ассоциация приветствует российские СМИ, освещающие вопросы рыбной отрасли. Мы рады сотрудничеству с прессой и оперативно реагируем на запросы журналистов.

За более подробной информацией, пожалуйста, обращайтесь
по адресу: pressa@fish-alliance.ru