Expert Online: «Ловись рыба большая и маленькая».

— 02.12.2014 —

Expert Online:

Владельцы рыбоводческих хозяйств констатируют увеличение спроса на рыбу даже в условиях повышения цен в полтора-два раза. Это один из эффектов введенных против стран Евросоюза антисанкций. Увеличение сбыта ожидает и дальневосточных рыбаков, которые получат сто процентную компенсацию тарифа на перевозку сельди, что сделает ее более конкурентоспособной по сравнению с атлантической. Но благоприятную конъюнктуру надо успеть использовать для модернизации отрасли.

 

Правительство России завершает процедуру общественного обсуждения проекта постановления о субсидировании в будущем году потерь, которые ОАО РЖД понесет при вывозе замороженной сельди с Дальнего Востока. Таким образом, стоимость тихоокеанской сельди снизится почти на 30% в то время как закупаемая в Исландии и на Фарерских островах (не попали под санкции, поскольку не входят в Евросоюз) атлантическая дорожает ввиду девальвации рубля.

 

Селедку русскую съедят

 

В 2015 году объем вылова сельди отечественными рыбодобывающими компаниями в дальневосточных регионах ожидается на уровне 450-470 тысяч тонн. Объем внутреннего потребления оценивается в 400 тысяч тонн, из которого 120 тысяч – до сих пор поступающий импорт атлантической сельди из стран Северной Европы. По данным Минсельхозпрода, ввиду продуктовых антисанкций импорт сельди из стран Евросоюза и Норвегии  сократился на 100 тысяч тонн (остальные поставки приходятся на Исландию и Фарерские острова).

 

«Именно в таком объеме и решено субсидировать доставку сельди с Дальнего Востока на сумму в 500 млн рублей, — говорит Ксенья Тимакова, пресс-секретарь Росрыболовства. – Были разные варианты субсидирования, но решено в итоге для простоты администрирования назначить РЖД единственным получателем субсидий. Общий объем субсидий составит 500 млн рублей».

 

Для российского рынка сельди характерен дисбаланс. Оптовая цена на сельдь атлантическую (в том числе импортную) в порту Мурманска составляет 45-47 рублей за килограмм, в то время как оптовая цена на сельдь тихоокеанскую в порту Владивостока составляет 24-27 рублей при одинаковой себестоимости добычи.  Такой ценовой дисбаланс, по мнению участников рынка,  сложился в результате тарифной политики на перевозку мороженой рыбы  железнодорожным транспортом из портов ДФО в регионы потребления,  а также выгодными для переработчиков и трейдеров финансовыми условиями (отсрочка платежей, страхование и дотации) поставок импортной рыбы.  В этой связи, рыбодобывающие  предприятия ДФО вынуждены свыше 50 % выловленной  тихоокеанской сельди экспортировать в страны Азиатско-Тихоокенского бассейна.

 

«Безусловно компенсация даже половины железнодорожного тарифа сделает тихоокеанскую сельдь более конкурентоспособной по сравнению с атлантической, — говорит  Виталий Корнев, президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка. – Тем более исландская и форерская сельдь дорожают в с связи с ростом курса евро. В следующем году сельдь с Дальнего Востока потеснит атлантическую».

 

Расходы на перевозку по железной дороге из дальневосточных в центральные регионы составляют от 6 рублей за килограмм в период несезона до 10-13 рублей во время путины (октябрь-апрель). В этих расходах сумма регулируемого тарифа на перевозки железнодорожным транспортом составляет в среднем  около 4,2-4,5 тысяч рублей на тонну (по данным 2014 года). Именно эта тарифная составляющая и будет субсидироваться. А значит стоимость перевозки снизится более чем в два раза.

 

«Сельдь в наибольшей степени зависит от тарифов по перевозке, который в ее стоимости составляет 30%, доля регулируемого государством тарифа – 15-17 процентов, — говорит Илья Власенко, директор по корпоративным коммуникациям компании «Русское море добыча». – Если в цене горбуши или форели составляющая перевозки не заметна, то  у сельди тихоокеанской она существенна, ввиду чего она проигрывает атлантической. Мы готовы, например, хоть весь улов сельди   продать на внутренний рынок, когда будут субсидировать доставку».

 

В прошлом году с Дальнего Востока было отправлено в центральную Россию 300 вагонов свежей рыбы, в этом ожидается почти в шесть раз больше. Большие надежды возлагают на транспортно-логистический центр «Сухой порт», который сможет обрабатывать до трех тысяч контейнеров в сутки, а скорость доставки в Москву благодаря нему должна увеличиться в пять раз (впрочем, за счет чего, не сообщается).

 

«Сейчас настают хорошие времена для российских поставщиков рыбы и особенно сельди, – говорит Александр Студент, коммерческий директор ООО Флай Фиш (крупнооптовая поставка рыбы). – Импортная и без того подорожала ввиду девальвации рубля, а если еще цена тихоокеанской сельди снизится ввиду субсидий на 10 рублей – она будет вне конкуренции».

 

Российская аквакультура получила шанс

 

В целом в прошлом году, по данным Росрыболовства, экспорт рыбной продукции из России составил более 1,5 млн тон (включая ракообразных и моллюсков), а ее импорт – около 885 тысяч тон. Импортерам антисанкции сыграли плохую службу, поскольку сбили бурный рост продаж. За девять месяцев прошлого года импорт мороженой семги и форели вырос почти в 2 раза – до 71,1 тысячи тонн, скумбрии – на 22,1%, до 97,8 тысячи тонн. Ввоз морского окуня увеличился в 2,1 раза и составил 6 тысяч тонн, а мойвы – на 30,2%. Рос также импорт креветок и моллюсков.

 

Таким образом для российских рыболовов и рыбоводов сложилась на редкость благоприятная конъюнктура рынка, которая и без того считалась неплохой. По данным исследования консалтинговой компании Roland Berger Strategy Consultants (RBSC) в 2013 году объем внутреннего рынка рыбной продукции в РФ составил 3,6 млн тонн в весе сырца. За 2005–2012 годы рынок вырос на 35%, что соответствует ежегодному росту в 4,4%. Среди факторов роста — увеличение располагаемых доходов населения (с 2005 – 66%), изменение в потребительских предпочтениях и развитие современных форматов розницы. Одним словом, есть рыбы стали больше.

 

По данным RBSC, в настоящее время импорт обеспечивает 39% внутреннего потребления рыбной продукции (или 60% в весе сырца). Лососевые и сельдь занимают ведущие позиции в его объемах – 21% и 13% в 2013 году соответственно (214 и 129 тысяч т в товарном весе). В то же время, отечественный вылов данных видов рыб в 2013 года составил 430 и 476 тысяч тон  с отправкой на экспорт 40% и 72% вылова соответственно.

 

Потери рыбного рынка России от прекращения поставок из Евросоюза ощутимы в силу сложившейся структуры импорта. Традиционно первыми по объемам ввоза рыбы являются норвежские импортеры. В 2013 году они поставили в Россию 284,97 тысяч тонн морепродуктов (из них почти половина мороженной и меньше – охлажденной). Объем норвежского импорта в РФ значительно больше, чем из всех остальных стран вместе взятых. Из 140 тысяч тонн всей свежей и охлажденной рыбопродукции, импортированной в Россию в 2013 году, почти 88% пришлись на Норвегию.

 

По сути этот объем и могут сейчас восполнить российские рыбоводы и рыболовы. Отечественные переработчики лососевых рыб, осваивающие сегмент аквакультуры, готовы выйти на 130 тысяч тонн к 2020 года, но при наличии благоприятной экономической и регуляторной среды.

 

«Сейчас резко вырос спрос на российскую красную рыбу аквакультуры, которую выращивают в основном в Карелии и Ленинградской области, — говорит Владимир Петрушин, президент Федерального Союза рыболовных хозяйств. – Заместить норвежскую форель и семгу чилийской не у многих получилось – она низкого качества. Ввиду дефицита  выросла и цена: если в северных хозяйствах форель охлажденная стоила 190 рублей за килограмм, то теперь идет влет по 250-270, а к весне будет все 350. Это безусловно позволит в следующем году нарастить мощности нашим предприятиям. Но остается проблемам с кормами – для карельской форели пригодны только зарубежные корма, которые подорожали в связи с девальвацией рубля».

 

Кроме того, развитие аквакультуры в России затруднено из-за отсутствия системной нормативной базы для рыбоводства и высокими инвестиционными затратами, на которые мало кто из участников рынка готов без государственной поддержки.

 

Непоследовательное регулирование

 

Заместить импорт мешает и плохая логистика на Дальнем Востоке. 80% вылавливаемой сельди и 85% лосося – это рыба Дальнего Востока, которую местным рыбакам выгоднее продавать на экспорт.

 

«Дефицит внутренних ресурсов – основная причина импортозависимости по лососевым породам. Для решения проблемы необходимо развивать отечественную аквакультуру, 77% поставляемого в мире лосося выращивается, — говорит Константин Зубанов, партнер RBSC. — В той же Норвегии, являвшейся лидером в поставках лосося на российский рынок (около 60%), на аквакультуру приходится почти 99%. Российские переработчики озаботились вопросом обеспечения сырьевой безопасности еще в 2005 году. Два крупных переработчика (Балтийский Берег и Русское Море) осваивают этот сложный сегмент, но объемы аквакультурного лосося в стране сейчас слишком малы для удовлетворения внутреннего спроса. В 2012 году они составляли 34 тысяч тонн».

 

Расходы на логистику – одна из причин того, почему для рыбаков экспорт продукции целесообразнее поставок на внутренний рынок. При этом китайские и корейские закупщики предлагают выгодные цены, поскольку заинтересованы в загрузке своих мощностей и последующей продаже продуктов переработки, в том числе на растущий европейский рынок. К тому же экспортные поставки сопряжены с гораздо меньшим уровнем бюрократизма, в отличие от поставок на внутренний рынок. Это основные причины того, почему та же сельдь ежегодно «застревает» на Дальнем Востоке и в центральной части России ее не видят.

 

Но одним лишь краткосрочным субсидированием не решит общую проблему неэффективной и дорогой доставки с Дальнего Востока. Доставляют охлажденную и мороженую рыбу  отсюда в рефсекциях – четыре вагона грузовых и пятый, оборудованный генератором холода. Во всем мире от них давно отказались и возят рыбу в контейнерах-рефрижераторах, которые обходятся дешевле. Кроме того, тариф на рефсекции увеличивается ввиду того, что почти полгода, после путины, вагоны простаивают.

 

«В настоящее время, поставки на экспорт более удобны, в том числе в силу логистического преимущества китайского и корейского рынков: скорость оформления и возможность точного планирования доставки гораздо выше при отправке в Корею или Китай, нежели внутри России, – говорит Дарья Королёва, руководитель проектов в RBSC. — У нас не выстроена эффективная интегрированная «холодная» логистическая цепочка с Дальнего Востока в европейскую часть страны – как в части документарных процедур, так и непосредственно доступности подвижного состава и «холодных» складов».

 

По словам Дарьи Королевой, более 90% экспортируемой из России рыбы – это продукт первичной переработки (замороженная без головы). Доля ее в импортных поставках из Евросоюза, одного из крупнейших импортеров и потребителей белой рыбы в мире, составляет всего около 25–30%.

 

«ЕС получает белую рыбу, в том числе российскую, из Китая, Норвегии и Исландии. Тем самым Россия оставляет маржу и статус переработчика крупнейшим мировым рыбным «фабрикам» – Китаю и Корее, которые получают 98% отечественного минтая, 80% экспорта пикши и 25% экспорта трески», — говорит эксперт.

 

«Перспективы модернизации мощностей прибрежной переработки зависят, среди прочего, от системности регуляторной политики государства, — говорится в исследовании RBSC. – В 2013 году было принято распоряжение правительства, разрешившее перегрузку уловов и производство рыбной продукции на судне при прибрежном рыболовстве (треска и пикша вошли в перечень разрешенных видов водных биологических ресурсов). По сути, это оставило отечественные прибрежные перерабатывающие предприятия без сырья – средний уровень его дефицита в прибрежной зоне Баренцева моря составил около 50%».

 

Другая наболевшая проблема участников российского рынка – порядок распределения внутренних квот на вылов среди игроков рынка.

 

«Повышение системности, прозрачности и предсказуемости в государственном регулировании – одно из ключевых направлений улучшения функционирования отрасли, – говорит Мария Михайленко, партнер RBSC. – В частности, это дальнейшее закрепление длинных квот, условий их получения и использования для борьбы с рыночными рантье (по оценкам, их доля около 30%) и облегчения долгосрочного планирования инвестиций для рыбопереработчиков и добытчиков. Механизм также должен быть конкретизирован в разрезе используемых судов (лизиг, собственность, аренда) и освоения квот.»

 

Общемировой спрос на рыбу, рост ее потребления в России и сокращение импорта  — безусловно благоприятные факторы для «перезагрузки» рыбного рынка. Но этим шансом надо успеть воспользоваться, организовав удобную логистику на Дальнем Востоке и благоприятные условия для развития аквакультуры на территории регионах с наиболее благоприятными условиями.

 

Александр Лабыкин

 

Оригинал статьи расположен по адресу:
http://expert.ru/2014/12/2/rossijskaya-ryiba-snova-v-tsene/?ny

НАЗАД


Контакты

121614, Россия, г. Москва, Крылатские холмы, д. 47, офис 3
тел.: +7 (495) 981 09 99
факс/тел.:  +7 (495) 414 55 76
info@fish-alliance.ru

Для прессы:
тел.: +7 (915) 474 83 00
Наша Ассоциация приветствует российские СМИ, освещающие вопросы рыбной отрасли. Мы рады сотрудничеству с прессой и оперативно реагируем на запросы журналистов.

За более подробной информацией, пожалуйста, обращайтесь
по адресу: pressa@fish-alliance.ru